6 Сентября — 16 Октября
РОДНЯ
Сутягины

Мой дедушка был художником, но я в детстве не знал этого. Дома у нас висели какие-то картины, а я не подозревал, что их написал мой дед, что он вообще у меня есть, что живет где-то в другом городе. И он тоже не узнал, что я стал художником, очень жалко.

Мне кажется, плохо когда художник сам по себе, наособицу – это всегда цех, братство, семья. У меня друзья художники – это мои собратья. Есть ученики, которые тоже стали «родственниками». Жена прекрасный художник, Когда старшие дочери Маша и Аня тоже стали художниками, я за них капельку успокоился: у человека, который каждый день ищет красоту, пытается ее оформить, есть шанс на спасение, и мир вокруг него тоже меняется в лучшую сторону. Однажды моя жена Света начала рисовать интерьеры нашей квартиры – и квартира сразу стала намного уютней. Художники нужны друг другу, нам всегда есть о чем поговорить, чем помочь, а это самое главное. Очень приятно, когда ты кому-то хоть чуточку нужен.

Мой друг, с которым мы вместе делали один проект, убеждал: «Ты, говорит, должен позиционировать себя, как «последний живописец», на котором живопись кончилась, и тогда прославишься!» А меня в ужас кинуло от его совета: не хочу быть последним! Очень хочется, чтобы жизнь продолжалась! Каждый художник откуда-то растет, в ком-то продолжается, так и должно быть! Подсматривая друг у друга, учась, «воруя», можно сделать то, на что в одиночку уйдет 10 тысяч лет (вся история ИЗО). В одиночку ничего по большому счету не получается. Искусство - очень серьезная вещь, если хочешь сделать что-то живое, самостоятельное, счастливое, жизнеспособное... Искусство – это не «самовыражение». Дети – точно не «самовыражение».

Как становятся художниками? По-моему, просто. Если один раз у тебя получилось чудо, и прекрасная бабочка вдруг слетела на твою картину – всё ты попался, будешь потом всю жизнь приманивать к себе это счастье. Нужно чтобы это случилось хоть однажды (в первый раз можно и подтолкнуть) – а потом кто-то чтоб помогал замечать. где «само» родилось. Не «хвалить», а именно помогать заметить: где на картинку спорхнула бабочка-красота. Потом как-то забываем говорить это, а не надо стесняться, надо всегда радоваться чужим удачам и не жадничать. Главное – не жадничать.

Константин Сутягин
В детстве я мечтала стать продавцом чебуреков или выйти замуж за военного, чтобы ездить с ним по гарнизонам с домрой, на которой я тогда училась играть. И поэтому, профессия художника была самой банальной в моем представлении. Мы тогда жили в большой коммунальной квартире на Бауманской, где обитало много разных художников. Больше всего я любила ходить в гости к Саше Шевченко и давать ему разные дурацкие советы. Помню, что в нашей комнате были высоченные потолки и папины картины висели в четыре ряда. Ещё помню, как перед сном, родители включали мне пластинку «Буратино», а сами уходили к Шевченко встречать гостей и сидели там допоздна. Пластинка заедала всегда в одном и том же месте на фразе : «Школа же никуда же не уйдёт?» Поэтому мне приходилось босиком пробираться по темному страшному коридору в комнату Шевченко. Там всегда было шумно и весело.

Помню, что когда мама с Сашей работали в «Дрофе» (иллюстрировали учебники), они часто просили меня придумывать картинки на сюжеты, которые им заказывали в издательстве. А любимая моя игра была игра в типографию: мама моей подружки работала в типографии и приносила нам кучи красивого картона и бумаги, из которому мы клеили коробочки и делали упаковки. В последствии мы с моей подругой закончили Полиграфический институт.

Чем повлияли родители на мое творчество? Наверное всем. Мы росли в атмосфере выставок, походов в музеи, общения с художниками, окружённые красивой старинной мебелью, книгами, посудой. У мамы большой талант создавать невероятный уют, и каждый уголок дома у нас можно рисовать, что я часто и делала. Папа с детства показывал нам альбомы французской живописи, любимых Марке, Утрило, Пиросмани, Моранди... Помню , как в одной из наших поездок, мы были в Болонье в музее Моранди, и папа стащил шляпу из под стекла ,померил и как ни в чем не бывало пошёл дальше, меня это очень впечатлило. Папа показывал художников группы «13», альбомы по искусству русской вывески, лубку и многое другое. Всегда восхищался и подмечал какие-то интересные моменты в их живописи ,которые можно попробовать использовать в своих работах.

Родители всегда были и есть главные цензоры в моем творчестве, что с одной стороны сковывает, а, с другой стороны, я всегда отношусь к их мнению с большим доверием. Когда начинала работать в иллюстрации, мама часто учила меня рисовать ручки и ножки, а папа говорил об образе. За советом в живописи чаще обращаюсь к папе. Происходит это очень естественно, без натуги. Часто привожу или присылаю ему свои картинки, чтобы обсудить в каком направлении двигаться дальше. Очень здорово, что у меня есть такая возможность.


Маша Сутягина
Родители влияли на наше творчество своим образом жизни, бытом, окружением. Я родилась в среде художников, на стенах всегда висели картины, а самыми яркими событиями были вернисажи на выставках родителей и их друзей.

Моим любимым художником в 6 лет стал Нико Пиросмани, я делала копии его портретов, усатых мужиков в шляпах, дворника с метлой, крупных женщин с яркими губами и пухлых мальчиков с воздушными шариками в руках.

В 2014 году папа открыл студию живописи, и я начала бывать на его занятиях. Папа всегда находил и учил других искать красивые места в картине, находить сочетание красок которые цепляли и радовали глаз. Такие кусочки находились всегда, тогда, во вторую очередь мы начинали смотреть на композицию, ритм и форму.

Анна Сутягина
Made on
Tilda